Рак излечим: белок блокирующий развитие опухоли

Рак излечим: белок блокирующий развитие опухоли

Вегетарианство (?)

Употребление белка и рак

Имеются наблюдения о том, что преимущественное потребление мясной пищи (в ущерб растительной) является одним из факторов, приводящим к увеличению заболеваемости раком толстой и прямой кишок (Д. Г. Заридзе, 1984; F. Meyer, 1977; J. D. Potter, 1986). Но с этим не согласны японские учёные, установившие методом опроса, что при ежедневном включении в рацион мяса заболеваемость этими локализациями рака значительно уменьшается (T. Hirayma, 1981). Есть сведения и об увеличении заболеваемости раком молочной железы (G. Hems, 1980) и яичников (C. La Vecchia, 1982) при избыточно мясном рационе. О влиянии последнего на риск развития злокачественных опухолей других локализаций известно недостаточно.

Скорее всего, дело не в самом количестве съедаемого мяса, а в том, что при одностороннем питании сокращается доля клетчатки и балластных веществ, стимулирующих перистальтику кишечника. А это приводит к застою каповых масс, содержащих канцерогенные вещества, и увеличению времени контакта кишечного содержимого со слизистой оболочкой толстого кишечника (Р. И. Воробьёв, 1996). Кроме того, высокое потребление мяса обычно сопровождается и повышенным поступлением в организм жира, что как раз и может играть роль решающего фактора в увеличении заболеваемости раком.

Роль высокобелковой диеты при воздействии на организм химических канцерогенов ясна не полностью. В зависимости от вида канцерогена такая диета может либо ускорять, либо замедлять появление злокачественных новообразований у экспериментальных животных.

А как влияет избыток или недостаток белка на рост уже возникших опухолей?

При низкобелковой диете масса тела опухоленосителя всегда снижается, но сами опухоли «ведут себя» по-разному: рост одного вида рака у мышей замедлялся (G. Boimous, 1983), другого вида – ускорялся, третьего – не изменялся (K. Gerry, 1982). Причины подобных различий объясняются, скорее всего, особенностями аминокислотного обмена различных злокачественных клеток, которые характеризуются высокой избирательностью поглощения отдельных аминокислот (А. П. Ильницкий, 1993). Например, при ограничении содержания в пище фенилаланина угнетается развитие лейкоза L 1210, но ускоряется рост опухоли, вызванной канцерогеном метилхолантреном (B. Worthington, 1978). Этот факт учитывается при лечении отдельных злокачественных опухолей у человека ферментами аспарагиназой и глюгаминазой, избирательно разрушающими соответствующие аминокислоты.

Особое место в профилактике и лечении рака занимает метионин. Многочисленные эксперименты на животных с самыми различными видами злокачественных новообразований (перевиваемых или возникших под действием канцерогенов и других) свидетельствуют о важной защитной роли этой аминокислоты в предупреждении рака печени (Ш. Тажибаев, 1986; Г. И. Мирецкий, 1987; P. M. Ncwbemc, 1986). Объясняется это не только особой ролью метионина в процессе белкового биосинтеза, но и тем, что он – хороший антиоксидант, способный предупреждать жировое перерождение печени. Российские и зарубежные онкологи (Г. И. Мирецкий, 1987; M. H. Antecol, 1986) считают целесообразным применение метионина для профилактики рака толстой кишки, особенно в случаях с наследственной предрасположенностью к полипам кишечника, а также для предупреждения развития других опухолей. Напоминаем, что метионина много в молочных продуктах.

Особенно велика роль полноценной диеты при проведении противораковой терапии. Как показали опыты на животных-опухоленосителях, положительный терапевтический эффект противоопухолевых препаратов достигается только на фоне нормального или повышенного белкового питания. Это в полной мере относится к онкологическим больным. Истощенные пациенты гораздо хуже переносят лучевое, химиотерапевтическое и оперативное лечение, чем лица нормальной упитанности.

Недостаточное белковое питание не намного ослабляет раковые клетки, ибо они умеют взять необходимые аминокислоты из мышц и внутренних органов (J. Delarae, 1987), но оно сильно отражается на жизнедеятельности всех систем организма, особенно иммунозащитной. Доказано, что при обычном режиме питания и голодании интенсивность синтеза белка в опухоли не изменяется, а в мышцах – снижается (J. A. Norton, 1981), причём при голодании деградация мышц усиливается, содержание белков в них снижается (T. R. Weber, 1983).

У больных раком потеря массы тела идёт, в основном, за счёт мышечной ткани (жировой – в меньшей степени, F. E. Mac, 1987), и в целом она пропорциональна нарастанию массы опухоли (M. J. Tisdale, 1986). Распад мышечного белка бывает усиленным уже на ранних стадиях заболевания (D. F. Devereux, 1985). Изменения в мышечной ткани у животных и человека сходны: в ней ослабляются процессы синтеза и усиливается распад белков. Это было доказано методом меченых атомов (P. W. Emery, 1984; K. D. Lundholm, 1985) и анализом азотистого баланса, который при прогрессивном росте опухоли становится отрицательным. При гистологическом исследовании кусочков ткани, взятых во время операции или у трупа, обнаруживаются дегенеративные изменения фибрилл скелетных мышц (J. A .Norton, 1981), атрофия сердечной мышцы (M. Syostrom, 1987), частичный распад иннервирующих мышцу нервных волокон.

Таким образом, опухоль активно «съедает» белки организма, особенно заметно – мышечной ткани. Образующиеся при распаде мышц аминокислоты поставляются как в саму злокачественную опухоль, так и в печень, где некоторые из них используются для напряженного синтеза глюкозы. Ведь опухоль, функционируя как «насос глюкозы» (В. С. Шапот, 1975), истощает энергетические ресурсы организма.

Чтобы предупредить нарастание дистрофических изменений в мышцах и внутренних органах, в рацион питания онкологических больных необходимо включать мясо, творог (особенно при гормонотерапии – Р. И. Воробьёв, 1996) и другие полноценные белки. Только одна лишь несбалансированность питания по незаменимым аминокислотам и витаминам уже сама по себе способствует учащению и ускорению развития опухоли, а также её распространению по организму (А. П. Ильницкий, 1993).

О необходимости достаточного энергетического питания (введение питательных смесей, инфузии глюкозы с инсулином, обязательный приём витаминов и др.). Читайте в соответствующих разделах.

Полноценное питание – залог успешного хирургического и химиолучевого лечения рака.

Список продуктов,блокирующий развитие раковых клеток

Рак уносит жизнь каждого четвертого человека в мире. И хотя ежегодно на высокотехнологичные исследования тратятся миллиарды долларов, мы, кажется, просто не можем «опередить рак на повороте»: различные виды раковых заболеваний диагностируются у пациентов всё чаще.

Мы часто задумываемся о том, что нужно исключить из рациона, чтобы предотвратить развитие рака: рафинированный сахар, обработанные продукты и т.д. Это правильно, но, может быть, есть что-то ещё, что нам следовало бы сделать. Что если мы могли бы добавить некоторые продукты в наш рацион, чтобы победить рак?

Отец современной медицины, Гиппократ, говорил: «Пусть пища будет твоим лекарством, а лекарство — пищей». Он имел в виду природные силы, которые сокрыты в клетках живых продуктов, способных обеспечить нас максимальным количеством питательных веществ и победить рак.

Что такое ангиогенез?

Дословно «ангиогенез» означает создание новых кровеносных сосудов («ангио» — кровеносные сосуды, «генезис» — создание). В человеческом организме насчитывается более 60 тысяч миль кровеносных сосудов.

Кровеносные сосуды могут приспособиться к любой среде, они подвержены воздействию, и организм имеет удивительную способность регулировать количество кровеносных сосудов в каждый определённый момент времени.

Читать еще:  Справка в гаи (гибдд): порядок оформления, срок годности

Ангиогенез происходит и когда человек здоров, и когда болеет. Через кровеносные сосуды кровь разносит кислород и питательные вещества по всему организму. Когда происходит формирование новой ткани, для её роста и поддержания необходим приток крови, обеспечить который без ангиогенеза, или формирования новых кровеносных сосудов, невозможно.

Организм может увеличить количество сосудов, или сократить его, когда это необходимо. Здоровый организм имеет контроль над этим процессом и может регулировать ангиогенез по мере необходимости.

Однако исследования показали, что при ряде заболеваний организм не в состоянии вырастить достаточное количество сосудов или не способен сократить их число, когда это становится нужно. Если кровеносных сосудов слишком много, получают подпитку такие болезненные состояния, как рак, артрит, потеря зрения, эндометриоз, ожирение и болезнь Альцгеймера. Если кровеносных сосудов слишком мало, не заживают раны, в результате чего прогрессируют инсульт, ишемическая болезнь сердца, выпадение волос, ацидоз, эректильная дисфункция и заболевание периферических артерий.

В случае с раком опухоли вырабатывают протеины, так называемые факторы ангиогенеза, которые стимулируют в ней рост кровеносных сосудов. Это не только снабжает опухоль кислородом и питательными веществами, необходимыми для роста, но обеспечивает и «запасным выходом», через который раковые клетки могут покидать опухоль и распространяться на другие области.

Во всём мире существует более 70 серьёзных заболеваний, которым подвержены миллионы людей – эти болезни могут по-разному проявляться, но при детальном рассмотрении все они имеют долю несбалансированного ангиогенеза в качестве общего знаменателя.

Теперь этот факт позволяет исследователям переосмыслить профилактику и лечение таких заболеваний.

Несбалансированный ангиогенез является отличительной чертой всех форм рака. В первую очередь важно понять, как начинается рак. Любая форма рака начинается с формирования микроскопической группы безвредных клеток. Они могут вырасти до размеров кончика шариковой ручки, причём своими силами, поскольку не имеют собственного кровоснабжения – отсутствие питательных веществ и кислорода означает отсутствие роста.

Патолого-анатомические исследования показали, что среди погибших в автомобильных авариях 40% женщин в возрасте от сорока до пятидесяти лет имеют микроскопические раковые образования в тканях молочных желёз, а 50% мужчин возрасте от пятидесяти до шестидесяти – в простате.

К тому времени, когда мы достигнем возраста семидесяти лет, все мы будем иметь такие микроскопические скопления раковых клеток в щитовидной железе. Однако большинство из них никогда не разовьётся во что-то опасное, потому что они не имеют того, что нужно для выживания – кровоснабжения. Это явление называют «рак без заболевания».

Раковые клетки питаются за счёт новых развивающихся сосудов, так что логично предположить, что как только кровоснабжение прекратится, опухоль больше не сможет питаться и, следовательно, погибнет. Достижения в исследовании ангиогенеза на основе этой теории показали положительные результаты как для животных, так и для человека.

Доктор Уильям Ли, глава Фонда Ангиогенеза, провёл обширное исследование в области ангиогенеза – новый комплексный подход к борьбе с болезнью путём восстановления врождённой способности организма контролировать ангиогенез. Медицинская терапия, которая либо стимулирует рост новых кровеносных сосудов, либо подавляет его, проходит испытания с большим успехом.

На сегодняшний день существует целый ряд процедур для лечения рака путём блокировки роста кровеносных сосудов, которые одобрены и используются для лечения рака толстой кишки, почек, молочной железы, легких, головного мозга и щитовидной железы. У многих пациентов наблюдалась стабилизация состояния или полная регрессия опухоли после применения этих препаратов.

Выявление рака на ранней стадии

Доктор Ли отмечает, что реакция на применение анти-ангиогенезных препаратов изучена не для всех форм рака, что стало причиной проведения дополнительных исследований, которые позволили вернуться к первопричине большинства форм заболевания. Он предположил, что одна из причин того, что некоторые формы рака реагируют на анти-ангиогенезную терапию лучше, чем другие, заключается в том, что зачастую приходится иметь дело с поздней стадией рака, когда он уже поразил большую часть организма. Как только болезнь приобретает угрожающие масштабы, её очень трудно (если не невозможно) вылечить.

Но что если существуют природные анти-ангиогенезные вещества, которые можно было бы включить в рацион, лишив тем самым раковые опухоли самой возможности на формирование? Это привело доктора Ли к мысли о том, чтобы уморить рак ещё до того, как он перерастёт в болезнь – прежде чем станет слишком поздно. Такой метод подойдёт как для здоровых людей, так и для тех, кого уже поразил рак.

Рацион – основной фактор

В 90-95% всех случаев раковые заболевания вызваны условиями окружающей среды, а не генетикой. Среди них 30-35% обусловлены неправильным питанием.

Можно ли насыщаясь заставить рак голодать? Ответ однозначен: да. Мать-природа в изобилии обеспечила нас щелочными продуктами, наделёнными свойством останавливать формирование кровеносных сосудов на его пути.

Здесь стоит задуматься не о том, что мы могли бы исключить из своего рациона, а что могли бы в него добавить, чтобы лишить рак питающих его кровеносных сосудов.

Выбирайте продукты с умом

Уже сегодня мы можем начать есть продукты, которые подавляют рост кровеносных сосудов, и тем самым сделать правильный выбор, который позволит нам оставаться максимально здоровыми, сохраняя раковые клетки в зачаточном состоянии. Вот некоторые из таких продуктов:

Яблоки
Черника
Клюква
Помидоры
Капуста кале
Чеснок
Базилик
Лук
Тимьян
Женьшень
Корень имбиря
Цветная капуста
Морковь
Брокколи
Кочанная капуста
Сладкий картофель
Листовая капуста
Цедра лимона
Апельсины
Персики
Грейпфруты
Льняное семя
Красный виноград
Клубника
Фасоль
Шпинат
Зелёный чай
Перец
Тыквенные семечки
Мёд
Оливковое масло
Грибы шиитаке
Грецкие орехи
Миндаль

Одни виды продуктов более действенны, чем другие, и в то время как исследования идут полным ходом, список полезных продуктов продолжает пополняться.

Рак в вопросах и ответах: как белковая еда влияет на опухоль?

Читаю большое исследование о том, что растительная (безбелковая) диета снижает риск развития рака. Применяется ли такая диета при лечении онкологических больных или для профилактики рака?

Евгения С., Москва

Этот вопрос поставлен неправильно. Дело в том, что растительная диета может содержать и, как правило, содержит белок. Более того, многие растительные продукты (например, орехи, некоторые злаки и семена бобовых культур) содержат белок в более высокой концентрации, чем продукты животного происхождения.

Человеческий организм не в состоянии синтезировать белок, а так как белок является незаменимым компонентом клеточных структур живых существ на планете Земля, безбелковую диету можно назвать несовместимой с жизнью. Безбелковая диета теоретически может предотвратить развитие рака, но практически приведет к смерти от истощения.

Вопрос скорее не в том, употреблять ли белок в пищу или нет, а в том, какой белок употреблять, кому и в каком количестве.

Читать еще:  Пропиленгликольальгинат (е405): применение, польза, вред

Связь между количеством белка в диете и здоровьем очень непростая. При заболеваниях, связанных с белковым обменом (например, при циррозе печени, почечной недостаточности и некоторых генетически обусловленных болезнях обмена веществ), количество белка в диете должно быть ограничено. С другой стороны, больным с усиленным обменом белка (при тяжелых травмах, ожогах, заражении крови и некоторых злокачественных болезнях) человеку может потребоваться больше белка, чем среднестатистическим здоровым людям.

Недостаточное количество белка в детском возрасте ведет к отставанию физического и умственного развития. Недостаток белка в диете у спортсменов и людей, занимающихся тяжелым физическим трудом, ведет к истощению, а избыточное количество белка в диете в зрелом и пожилом возрасте, возможно, ведет к развитию заболеваний, включая злокачественные.

Знакомый биолог рассказал мне, что диета с большим содержанием молока и мяса (то есть животных белков) может спровоцировать рак. Правда ли это?

Ирина Васелюк, Москва

Недавно опубликованное исследование показало следующее: если в рационе людей от 50 до 65 лет более 20% калорий приходилось на белок преимущественно животного происхождения, то риск заболевания раком увеличивался в 4 раза. При этом исследователи не дифференцировали белки разного происхождения (например, мясо млекопитающих животных или рыб). Исследователи объяснили отмеченный эффект стимуляцией выработки гормона роста в ответ на большое количество белка в диете. А гормон роста оказывает стимулирующий эффект абсолютно на все клетки в организме, в том числе и злокачественные, которые время от времени появляются у каждого человека. Значит, описанный выше рацион приводит к возникновению злокачественных заболеваний. Логично? Да, но делать далеко идущие выводы на основании этого исследования будет ошибочно.

Дело в том, что в биологических науках статистическая связь между какими-то феноменами или явлениями не означает связь между причиной и следствием. Связь между употреблением большого количества белка и развитием рака не означает, что употребление умеренного количества белка обязательно приведет к снижению заболеваемости раком.

Вот один из недавних примеров ошибочной взаимосвязи. Первые отчетливые признаки аутизма проявляются у ребенка в возрасте около полутора лет, то есть примерно в том же возрасте, когда ребенку делают прививку от кори. Исследователи опубликовали это наблюдение, вслед за которым родители детей с аутизмом бросились судить компании, производящие вакцины от кори. Многие выиграли миллионные иски. Понадобилось почти десять лет, чтобы после сотен исследований ученые доказали, что эта хронологическая связь была случайной. В медицине таких парадоксов много, поэтому, перед тем как сделать вывод о роли белка в развитии злокачественных болезней, надо провести масштабное исследование. В нем должны принимать участие люди, схожие по важным биологическим показателям, включая возраст, расу, пол, вес, рост, профессию, содержание жиров и витаминов в диете, употребление табака, алкоголя и прочее. Участников эксперимента необходимо поделить на равные группы и контролировать, насколько строго они придерживаются диеты с разным количеством белка на протяжении многих лет. С практической точки зрения провести такое исследование почти невозможно. Еще большей ошибкой было бы заключение о том, что использование диеты с низким содержанием белка помогает исцелиться от рака. На некоторых стадиях злокачественной болезни, например после серьезной операции, обмен белков резко усиливается, и для полного заживления хирургической раны требуется больше белков, чем обычно.

Следовать мнению о том, что рак можно «заморить» голодом с научной точки зрения не только не оправданно, но и опасно. Умеренность во всем, в том числе потреблении белков, – это, пожалуй, самый разумный совет.

Вегетарианство (?)

Употребление белка и рак

Имеются наблюдения о том, что преимущественное потребление мясной пищи (в ущерб растительной) является одним из факторов, приводящим к увеличению заболеваемости раком толстой и прямой кишок (Д. Г. Заридзе, 1984; F. Meyer, 1977; J. D. Potter, 1986). Но с этим не согласны японские учёные, установившие методом опроса, что при ежедневном включении в рацион мяса заболеваемость этими локализациями рака значительно уменьшается (T. Hirayma, 1981). Есть сведения и об увеличении заболеваемости раком молочной железы (G. Hems, 1980) и яичников (C. La Vecchia, 1982) при избыточно мясном рационе. О влиянии последнего на риск развития злокачественных опухолей других локализаций известно недостаточно.

Скорее всего, дело не в самом количестве съедаемого мяса, а в том, что при одностороннем питании сокращается доля клетчатки и балластных веществ, стимулирующих перистальтику кишечника. А это приводит к застою каповых масс, содержащих канцерогенные вещества, и увеличению времени контакта кишечного содержимого со слизистой оболочкой толстого кишечника (Р. И. Воробьёв, 1996). Кроме того, высокое потребление мяса обычно сопровождается и повышенным поступлением в организм жира, что как раз и может играть роль решающего фактора в увеличении заболеваемости раком.

Роль высокобелковой диеты при воздействии на организм химических канцерогенов ясна не полностью. В зависимости от вида канцерогена такая диета может либо ускорять, либо замедлять появление злокачественных новообразований у экспериментальных животных.

А как влияет избыток или недостаток белка на рост уже возникших опухолей?

При низкобелковой диете масса тела опухоленосителя всегда снижается, но сами опухоли «ведут себя» по-разному: рост одного вида рака у мышей замедлялся (G. Boimous, 1983), другого вида – ускорялся, третьего – не изменялся (K. Gerry, 1982). Причины подобных различий объясняются, скорее всего, особенностями аминокислотного обмена различных злокачественных клеток, которые характеризуются высокой избирательностью поглощения отдельных аминокислот (А. П. Ильницкий, 1993). Например, при ограничении содержания в пище фенилаланина угнетается развитие лейкоза L 1210, но ускоряется рост опухоли, вызванной канцерогеном метилхолантреном (B. Worthington, 1978). Этот факт учитывается при лечении отдельных злокачественных опухолей у человека ферментами аспарагиназой и глюгаминазой, избирательно разрушающими соответствующие аминокислоты.

Особое место в профилактике и лечении рака занимает метионин. Многочисленные эксперименты на животных с самыми различными видами злокачественных новообразований (перевиваемых или возникших под действием канцерогенов и других) свидетельствуют о важной защитной роли этой аминокислоты в предупреждении рака печени (Ш. Тажибаев, 1986; Г. И. Мирецкий, 1987; P. M. Ncwbemc, 1986). Объясняется это не только особой ролью метионина в процессе белкового биосинтеза, но и тем, что он – хороший антиоксидант, способный предупреждать жировое перерождение печени. Российские и зарубежные онкологи (Г. И. Мирецкий, 1987; M. H. Antecol, 1986) считают целесообразным применение метионина для профилактики рака толстой кишки, особенно в случаях с наследственной предрасположенностью к полипам кишечника, а также для предупреждения развития других опухолей. Напоминаем, что метионина много в молочных продуктах.

Особенно велика роль полноценной диеты при проведении противораковой терапии. Как показали опыты на животных-опухоленосителях, положительный терапевтический эффект противоопухолевых препаратов достигается только на фоне нормального или повышенного белкового питания. Это в полной мере относится к онкологическим больным. Истощенные пациенты гораздо хуже переносят лучевое, химиотерапевтическое и оперативное лечение, чем лица нормальной упитанности.

Читать еще:  Крапивница (уртикария): причины, симптомы и лечение

Недостаточное белковое питание не намного ослабляет раковые клетки, ибо они умеют взять необходимые аминокислоты из мышц и внутренних органов (J. Delarae, 1987), но оно сильно отражается на жизнедеятельности всех систем организма, особенно иммунозащитной. Доказано, что при обычном режиме питания и голодании интенсивность синтеза белка в опухоли не изменяется, а в мышцах – снижается (J. A. Norton, 1981), причём при голодании деградация мышц усиливается, содержание белков в них снижается (T. R. Weber, 1983).

У больных раком потеря массы тела идёт, в основном, за счёт мышечной ткани (жировой – в меньшей степени, F. E. Mac, 1987), и в целом она пропорциональна нарастанию массы опухоли (M. J. Tisdale, 1986). Распад мышечного белка бывает усиленным уже на ранних стадиях заболевания (D. F. Devereux, 1985). Изменения в мышечной ткани у животных и человека сходны: в ней ослабляются процессы синтеза и усиливается распад белков. Это было доказано методом меченых атомов (P. W. Emery, 1984; K. D. Lundholm, 1985) и анализом азотистого баланса, который при прогрессивном росте опухоли становится отрицательным. При гистологическом исследовании кусочков ткани, взятых во время операции или у трупа, обнаруживаются дегенеративные изменения фибрилл скелетных мышц (J. A .Norton, 1981), атрофия сердечной мышцы (M. Syostrom, 1987), частичный распад иннервирующих мышцу нервных волокон.

Таким образом, опухоль активно «съедает» белки организма, особенно заметно – мышечной ткани. Образующиеся при распаде мышц аминокислоты поставляются как в саму злокачественную опухоль, так и в печень, где некоторые из них используются для напряженного синтеза глюкозы. Ведь опухоль, функционируя как «насос глюкозы» (В. С. Шапот, 1975), истощает энергетические ресурсы организма.

Чтобы предупредить нарастание дистрофических изменений в мышцах и внутренних органах, в рацион питания онкологических больных необходимо включать мясо, творог (особенно при гормонотерапии – Р. И. Воробьёв, 1996) и другие полноценные белки. Только одна лишь несбалансированность питания по незаменимым аминокислотам и витаминам уже сама по себе способствует учащению и ускорению развития опухоли, а также её распространению по организму (А. П. Ильницкий, 1993).

О необходимости достаточного энергетического питания (введение питательных смесей, инфузии глюкозы с инсулином, обязательный приём витаминов и др.). Читайте в соответствующих разделах.

Полноценное питание – залог успешного хирургического и химиолучевого лечения рака.

Создан белок против рака без побочных эффектов

Ученые использовали компьютерное моделирование для создания нового белка, способного бороться с раком без опасных побочных эффектов, – пишет sciencemag.org со ссылкой на Nature.

Для пациентов с агрессивным раком почек и кожи иммуностимулирующий белок, называемый интерлейкином-2 (ИЛ-2), может быть спасительным. Но доза, при которой он эффективно борется с раком, также может вызывать опасные для жизни побочные эффекты. Теперь ученые с помощью компьютерного моделирования создали белок, который имитирует иммуностимулирующие способности IL-2, избегая при этом его опасных последствий. Пока белок был протестирован только на животных, но вскоре он может быть проверен на людях.

IL-2 играет ключевую роль в управлении иммунным ответом организма на внешние воздействия. Этот белок, как и другие цитокины, к группе которых он относится, усиливает активность лейкоцитов, известных как Т-лимфоциты, одновременно связываясь с их рецепторами IL-2β и IL-2γ. В клетках, где присутствует рецептор третьего типа, IL-2α, IL-2 связывается вместе со всеми тремя. В других лейкоцитах это ослабляет иммунный ответ организма. Также может происходить в клетках кровеносных сосудов, вызывая их разрывы, что потенциально смертельно опасно.

«В течение 30 лет люди пытались изменить IL-2, чтобы сделать его более безопасным и эффективным», – говорит Даниэль Адриано Сильва Мансано, биохимик из Университета Вашингтона в Сиэтле и первый автор нового исследования. Но IL-2 нестабилен и перестает работать, когда теряет свою нормальную трехмерную форму, и многие изменения еще больше дестабилизируют структуру, по словам Сильва Мансано.

Чтобы добиться большего и создать новый безопасный IL-2, Сильва Мансано объединился с директором лаборатории Дэвидом Бейкером – разработчиком белков в Университете Вашингтона – и коллегами в США, Португалии, Испании и Великобритании. Они начали с изучения атомных карт взаимодействия IL-2 с желаемыми β- и γ-рецепторами, а также с нежелательным α-рецептором. IL-2 представляет собой одну длинную цепочку аминокислот. При складывании в активную трехмерную форму, он образует четыре сегмента, которые скручиваются в так называемые альфа-спирали, которые удерживаются вместе серией петель, связывая их вместе в пучок. В нижней части этого пучка спиралей находятся два места, которые связываются с β- и γ-рецепторами. Между тем, части одной из спиралей и двух петель в верхней части белка связываются с α-рецепторами.

Бейкер, Сильва и их коллеги запрограммировали программное обеспечение под названием «Розетта» для конструирования белка на поддержание необходимых взаимодействий с β- и γ-рецепторами, но исключение связей с α-рецепторами. Розетта произвела 40 вариантов. Проанализировав их, команда синтезировала и проверила 22, повысив стабильность созданного белка и его эффективность при связывании желаемых рецепторов.

Наконец, исследователи остановились на версии, которую назвали Neo-2/15: она разделяет только 14% своей аминокислотной последовательности с IL-2. Лабораторные исследования показали, что он тесно связан с β- и γ-рецепторами, но не с α-рецепторами. В модели рака толстой кишки и меланомы у мышей соединение уменьшало побочные эффекты, связанные с α-рецепторами, сильно сдерживало рост опухоли и даже устраняло опухоли у части животных. Обычные IL-2, которые давали другим мышам, не выполняли последнюю функцию.

«Примененный подход был блестящим», – говорит Джеймс Олсон – клинический онколог из Онкологического исследовательского центра Фреда Хатчинсона в Сиэтле, который не был связан с работой. По словам Олсона, Neo-2/15 может позволить врачам предоставлять пациентам лечение в большем объеме и на более длительные периоды, чтобы помочь иммунной системе избавиться от рака. Он также может оказаться полезным в сочетании с одобренными иммунотерапевтическими препаратами, называемыми ингибиторами контрольных точек иммунитета, которые блокируют скрытие опухолей от иммунной системы.

Университет Вашингтона лицензировал Neo-2/15 для стартапа в Сиэтле под названием Neoleukin Therapeutics, который работает над тем, чтобы довести препарат до клинических испытаний. Исследователи в компании изучают, как антитела могут воздействовать на белок в опухолях, а не на нормальные клетки, чтобы не вызывать аутоиммунный ответ, – объяснил Сильва Мансано, который планирует присоединиться к компании в качестве руководителя исследований. Бейкер добавляет, что подобный подход выборочного поиска определенных рецепторов может оказаться полезным для усиления иммунных ответов против других типов рака, а также для ослабления иммунных реакций на аутоиммунные заболевания.

Ссылка на основную публикацию