Донорство: легальная и нелегальная торговля

Донорство: легальная и нелегальная торговля

Донорство

Несмотря на то, что продажа органов официально запрещена, многие люди продают свои органы на «черном рынке» за большие деньги. Не отпугивает торговцев живой плотью даже то, что за такие действия в некоторых европейских странах предусмотрена статья уголовного кодекса, сроком лишения свободы до семи лет. Единственной страной в мире, где на законодательном уровне разрешена торговля донорскими органами является Иран. Да, таким образом они избавились от нехватки внутренностей для трансплантации, но иранские доноры практически все находятся за чертой бедности.

На чем держится черный рынок донорских органов

Органы, нуждающимся в пересадке родственникам, разрешается передавать безвозмездно, или же брать их у умершего человека, при согласии его родных. При соблюдении таких условий операцию по пересадке свободно осуществят в любом институте трансплантологии.

При этом нелегальную торговлю внутренностями никто не отменял. Люди добровольно продают собственные органы по интернету, главным образом по причине быстрого и легкого обогащения. И при этом совершенно не задумываются о последствиях.

Во время кризиса 2008-2009 годов объявлениями о продаже органов пестрела вся глобальная сеть. Это связывали с тем, что люди зачастую становились заложниками банков по причине невозможности выплаты кредитов из-за потери работы или других довольно веских обстоятельств. На сегодняшний день, судя по статистике, продажа органов осуществляется с целью накопления средств на операцию ребенку, улучшения жилищных условий и благосостояния в целом. Некоторые таким образом сводят счеты с жизнью, при этом ощущая себя этакими героями: помог другому человеку ценой собственной жизни.

Черный рынок трансплантологии весьма процветает, и связано это в большей степени с тем, что нахождение в легальном списке ожидания донорских органов отнюдь не является гарантией их получения. К примеру, в Соединенных Штатах Америки около ста тысяч человек ожидают пересадки почки, и длится такое ожидание в среднем от трех до пяти лет. Но следует также отметить, что многие из этого списка умирают, так и не дождавшись обещанной операции. И их количество зачастую достигает до пяти тысяч человек ежегодно.

Получается, что официальная медицина не в силах помочь таким больным, и они вынуждены идти на любые меры, чтобы выжить. Такие пациенты очень часто обращаются за помощью к нелегалам. Жители процветающих и богатых стран зачастую обращают свой взор на бедные и неимущие государства, где можно купить донорские органы, которые гарантировано продлят их жизнь еще на десять-пятнадцать лет.

Цена нелегальной трансплантации

Оценивают собственные органы в меру своих аппетитов. Известны случаи, когда стоимость одной дозы спермы доходила до нескольких тысяч долларов, хотя ее «красная» легальная цена приблизительно двадцать долларов. В других случаях, продавцы делают скидки на «пропитую» печень. Возраст таких торговцев в среднем составляет от двадцати до тридцати лет.

Зачастую продажу донорских органов организуют посредники. Они являются посредниками между потенциальными покупателями и продавцами своих внутренностей. При этом первые готовы отдать за почку сумасшедшие деньги – около ста пятидесяти тысяч долларов, а последним в итоге остается примерно семь-десять процентов от этой суммы. Таким образом посредники наживаются на донорах по полной программе, порой обращаясь к насилию, мошенничеству и принуждению. К тому же на черном рынке тяжело проверить информацию об истинном состоянии здоровья продавца, да и по-большому счету, проверять никто и не собирался.

Известны случаи, когда потенциальных доноров попросту убивают ради получения их органов. Зачастую это наиболее популярный метод добычи донорских органов, распространенный в тюрьмах Китая и других частей света. Конечно же, виной всему огромная жажда наживы. Любая возможность обогащения притягивает к себе тех аморальных и циничных людей, готовых воспользоваться ею при любом удобном случае.

Самые популярные органы на черном рынке

Почки – один из наиболее популярных органов на черном рынке. Это неудивительно, ведь люди, продающие такой товар, считают, что вполне комфортно могут прожить и с одной почкой. Однако, мнения специалистов на этот счет в значительной степени расходятся. Некоторые заявляют, что жизнь с одной почкой существенно ослабляет организм, что влечет за собой постоянные воспалительные процессы и появление хронических заболеваний. Другие, напротив, считают, что одной почки вполне достаточно для метаболических процессов, протекающих в организме. Однако при этом утверждают, что донор, решивший отдать свою почку для спасения другого человека, должен быть абсолютно здоров и не иметь никаких противопоказаний к проведению такого рода операции.

При этом хирурги-трансплантологи соглашаются с тем, что риск при операции по пересадке органов, существует всегда и проводиться она должна только опытными и квалифицированными врачами. А люди, которые торгуют внутренностями нелегально подвержены такому риску намного больше.

В интернете существует множество сайтов на подобную тематику. На них подробно и красочно расписываются перспективы, открывающиеся потенциальному продавцу собственной почки. Помимо этого, приводится слезливая история, обязательно со счастливым финалом, о том, как продажа почки помогла различным людям справиться с неразрешимыми проблемами, и как теперь они живут долго и счастливо. Цена почки на черном рынке варьируется от семидесяти-восьмидесяти тысяч долларов за здоровый орган.

Печень оценивается на черном рынке примерно в двадцать-пятьдесят тысяч долларов. Такой орган в человеческом организме существует в единственном экземпляре, поэтому для пересадки берется только его часть. Однако, у печени имеется очень высокая регенеративная способность. Таким образом, даже после того, как изъяли часть органа для пересадки, через полгода печень снова восстановиться и будет осуществлять все свои функции в полном объеме. Операцию по пересадке при этом необходимо осуществлять после полного обследования и при отсутствии противопоказаний.

Мозг также продается по частям. При этом все врачи единогласно заявляют, что без части костного мозга человеку намного сложнее будет восстанавливаться после травм. Однако это совсем не останавливает потенциальных доноров, которые продают свой мозг по цене от тридцати до шестидесяти тысяч долларов.

В некоторых случаях, особенно когда человеку срочно нужны деньги, можно наблюдать явление демпинга. При этом донор заведомо ставит невысокую цену за орган, объясняя это тем, что требуется конкретная сумма, но достаточно быстро, например, на операцию ребенку или что-либо другое.

Встречаются случаи продажи роговицы глаза. Цена за часть органа варьируется от тысяч до десятков тысяч долларов.

Немного другая ситуация с сердцем. Такой орган можно пересадить только от умершего человека, именно поэтому сердце является практически самым дорогим из продаваемых органов. Его цена достигает восьмидесяти-ста двадцати тысяч долларов на черном рынке. При этом существуют некоторые доноры, желающие расстаться с жизнью, пожертвовав для кого-то собственным сердцем. Но такие жертвы также караются законом.

Легальная торговля живым товаром

Из легального заработка более всего выделяются продажа крови, спермы и яйцеклеток. Последние при этом имеют наибольший спрос. Иногда объявления о донорах яйцеклеток можно встретить даже на сайтах по трудоустройству. При этом в качестве донора обычно подыскиваются здоровые рожавшие женщины не старше тридцати четырех лет. Для некоторых немаловажным является и внешность женщины: более популярны при этом блондинки с голубыми глазами. Потенциальные продавцы яйцеклеток сравнивают данную процедуру с переливанием крови. Кому-то это может быть просто жизненно необходимо. Однако врачи не советуют сдавать яйцеклетки более десяти раз.

Для доноров спермы также устанавливается высокая планка: психически уравновешенный мужчина, физически здоровый и без вредных привычек. Помимо этого, основным критерием выбора является наличие у донора собственных детей. Сперму сдавать можно довольно часто, а ее цена составляет примерно двадцать долларов за одну дозу.

Замыкает эту тройку – сдача крови, которая является самой дешевой услугой на таком рынке.

Подводя итоги

Постоянно возникающий дефицит донорских органов порождает спрос на них во всем мире. Потребность в пересадке удовлетворяется только на десять процентов, судя по различным статистическим данным. Именно поэтому на черном рынке совершается более десяти тысяч операции по трансплантации каждый год, о чем свидетельствуют данные Всемирной Организации Здоровья.

Продажа органов живыми донорами может обогатить человека приблизительно на двести тысяч долларов.

Гораздо ценнее мертвый донор – в таких случаях цена на его органы может доходить до нескольких миллионов долларов. Но при этом стоит помнить, что такие органы остаются работоспособными лишь в течение нескольких суток, после их пересадить уже будет невозможно.

Как бы там ни было, при продаже органов не стоит соблазняться заманчивыми перспективами. Всегда следует помнить о том, что человеческая жизнь – бесценна, и бездумно жертвовать ею и своим здоровьем ради наживы попросту неразумно.

Больно надо

Почему органы россиян не пользуются спросом на черном рынке

В Таганроге полицейские задержали двух местных жителей, которые пытались продать на органы живого человека. За полный комплект злоумышленники надеялись выручить полтора миллиона рублей. Подобные истории — не редкость: к примеру, прошлой осенью в Москве двое граждан Украины пытались продать почку своей соотечественницы за три тысячи долларов. Действительно ли в России существует черный рынок человеческих органов или это страшилки, а черные трансплантологи — всего лишь мошенники? В ситуации разбиралась «Лента.ру».

Ценные люди

Информацию о попытке продажи человека на органы 31 августа обнародовала пресс-служба прокуратуры Ростовской области. По версии следствия, 29 августа двое подозреваемых, находясь в гостиничном номере одного из отелей в Таганроге, продали за 1,5 миллиона рублей 26-летнего россиянина для «его дальнейшей эксплуатации в личных целях, изъятия органов и тканей». Сразу после получения денег продавцы были задержаны сотрудниками правоохранительных органов, а по факту произошедшего возбудили уголовное дело по статье 127.1 УК РФ («Торговля людьми»).

Материалы по теме

«Легендарные» трансплантологи

В недавних случаях, прямо или косвенно связанных с нелегальным донорством, злоумышленникам не удалось реализовать свой умысел. Между тем в криминальной истории России был по-настоящему резонансный и пугающий прецедент, связанный с изъятием органов. Он известен как «дело трансплантологов», или «дело 20-й ГКБ».

. 11 апреля 2003 года группа сотрудников МУР задокументировала, как считает следствие, факт подготовки к изъятию органов у еще живого пациента, находившегося в реанимации городской клинической больницы №20 (ныне — ГКБ имени А.К.Ерамишанцева). Любопытно, что именно там находится единственное в Москве «стражное» отделение — то есть место в «гражданской» больнице, где под строгой охраной лечат задержанных и арестованных. То есть ГКБ №20 сотрудники МУР знали очень хорошо.

По версии следствия, органы, которые пытались изъять у пациента, предназначались на продажу. Тем не менее в ходе суда все обвиняемые были оправданы — за отсутствием в их действиях состава преступления. Позже оправдательный приговор врачам устоял во всех инстанциях, причем именно с такой формулировкой. На суде удалось однозначно доказать, что врачи действовали в рамках закона, строго соблюдая все инструкции, в том числе порядок действий при смерти мозга. Факт введения препаратов, ускоряющих смерть, о чем говорили свидетели, на суде был опровергнут.

Однако шумиха вокруг этой истории серьезно навредила российской трансплантологии. Опасаясь повторить судьбу своих коллег из 20-й больницы, врачи перестали сообщать о потенциальных донорах, количество пересадок заметно сократилось. Сколько пациентов в результате умерло, не дождавшись органов, точно не известно. Для правоохранительной системы «дело 20-й больницы» стало ощутимым репутационным ударом.

Без почки, но с обвинением

«В России за торговлю органами в основном привлекают людей, у которых эти органы изъяли. Я не встречал пока ни одного недобровольного случая, когда у человека изымали органы без его ведома и согласия, — рассказал «Ленте.ру» правозащитник и лидер движения «Альтернатива» Олег Мельников. — В основном это происходит по схеме, которая весьма схожа во всех странах постсоветского пространства. Находят людей, предлагают продать почку, часть печени или еще что-то, после чего начинается длительная процедура всевозможных анализов и исследований».

По словам Мельникова, самые «ходовые» органы — почки и часть печени. Пол потенциального донора не имеет значения. После того, как донор найден, ему оформляют загранпаспорт, привозят его в Германию и проводят операцию в местной клинике, после чего он возвращается в Россию.

Уже дома человек обращается к врачам, и выясняется, что у него отсутствует один из органов. О подобных фактах медики сообщают стражам порядка, после чего человека вызывают и спрашивают, к примеру, где почка. Он объясняет, что он ее продал. Но в России продажа органов запрещена, поэтому донора привлекают к ответственности. В итоге тот, кто продал орган, оказывается в положении преступника. Мельников поясняет: тот, кто делает бизнес на продаже человеческих органов, не предупреждает доноров ни о потенциальной ответственности, ни о серьезности этого шага.

«В России, как и в других странах постсоветского пространства, подобные случаи встречаются, но особенно они распространены, к примеру, в Молдавии, где с подобными историями к нам приходили целыми селами, — рассказывает собеседник «Ленты.ру». — Сегодня это постсоветский регион, где на душу населения приходится больше всего таких случаев. Вообще я, изучая эту тему, общался с врачами, и правда в том, что просто поймать человека на улице и продать его на органы практически невозможно. Для трансплантации органов мало соответствия группы крови и резус-фактора — есть масса других нюансов. К нам поступают сообщения о том, что людям угрожают продажей на органы. Этим, к примеру, порой грешат коллекторы. Но реальных случаев похищения для изъятия органов, по нашим данным, не было».

Страшные сказки о похищенных донорах

«Все слухи о похищениях людей на органы при внимательной проверке не подтверждаются. Чаще всего оказывается, что эту версию придумывают. Все врачи — и трансплантологи, и невропатологи, и судебно-медицинские эксперты — утверждают, что подобные похищения просто бессмысленны. Дело в том, что не каждый человек подходит в качестве донора, установить это можно только после исследования тысячи показателей. И то не факт, что пересаженный орган приживется», — рассказала «Ленте.ру» опытный следователь, много лет специализирующаяся на расследовании тяжких преступлений против личности, к которым относится и похищение человека.

Подбор донора в России — сложная и дорогостоящая процедура, которая по карману только государству. Технически в пересадке органов нет ничего сложного, но если они подобраны неправильно и не подходят реципиенту, начинается отторжение. Наиболее результативна пересадка от близких родственников, но их никто не похищает, поскольку в сложной ситуации они обычно готовы добровольно стать донорами для близких, которым нужна помощь. Использовать в качестве донора случайного человека без анализов и обследований — это лотерея с минимальными шансами на выигрыш. Чтобы получить от такого теневого бизнеса хоть какой-то доход, масштабы насильственного донорства должны быть огромными, что, само собой, не останется без внимания правоохранительных органов.

Торговля человеческими органами

За период середины XX и начала XXI веков, стремительно начали развиваться компьютерные технологии, машиностроение и даже строительство, но рывок в медицине, пожалуй, является одним из самых масштабных явлений нашего времени. Особый прорыв был замечен в области хирургии: уже в 1954 году была произведена первая успешная операция по пересадке почки. Главным героем события стал американский врач Джозеф Мюррей.

К началу 1980-х трансплантологию официально признают одной из ветвей медицины. Так, в 1967 году, благодаря усилиям Томаса Старлза, получается пересадить печень, а хирургу Кристиану Бернарду удается трансплантировать сердце. Со временем данный вид деятельности спас сотни человеческих жизней, у больных появился шанс на новую жизнь, а число желающих отдать свои органы возросло.

Незаконная торговля человеческими органами

Вскоре после стремительного усовершенствования навыков в этой области хирургии, постепенно начинают развиваться и негативные качества, одно из которых – это запрещенный оборот и использование различных тканей и органов человека. Такой вид деятельности является запретным почти во всем мире и во всех продвинутых странах. Поддерживает запрет и подчеркивает незаконность данного действа Всемирная организация здравоохранения.

«Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации» – это относительно новое преступление, которое ввели после череды несчастных случаев, связанных с нелегальной трансплантацией какого-либо органа.

Криминал в первой половине 80-х, конце 90-х

Именно в это время на свет показалась такая проблема, как незаконная трансплантация органов и тканей человека. Всеми деяниями занималась организованная преступность, которая достаточно резво распространялась по всей территории бывшего СССР. Но проблема существовала не только в России и соседних странах, а во всем мире. Для того, чтоб извлечь внутренности человека, требовалось всего несколько разбирающихся в данном вопросе докторов и специальных принадлежностей.

К примеру, первое зафиксированное нелегальное изъятие было совершено в 1987 году. Произошло это в Гватемале, тогда полиция и другие следственные органы нашли около 30-ти детей, которых эксплуатировали для вышеуказанных нужд. В след за Гватемалой последовали и другие страны, одними из которых были Мексика и Парагвай. После торговля органами распространилась по всему миру. Существовали случаи, когда пациенты настаивали на операции ради обогащения. Первым арестованным по делу являлся египтянин, который оперировал местных жителей и изымал у них почки. Их цена составляла около 12 000 долларов за одну. Поймали его в 1996 году.

Местом зарождения противозаконной торговли считается Латинская Америка, но как упоминалось ранее, заниматься бизнесом стали и в других странах по разным причинам.

Легальность и контроль

Легальна такая продажа в некоторых странах. Аргументируют это тем, что если нужда покупателя и продавца действительно велика, то они могут решить этот вопрос и обговорить цену продаваемого органа. Это достаточно выгодно, потому что доноры лично разрешают продавать свои внутренности, не привлекая к себе нелегалов. Различные эксперты обговаривают и такой вариант, при котором органы человека будут оцениваться по его общему образу жизни, а также возрасту и привычкам. Это даст возможность урегулировать цены при продаже и покупке. Еще одним преимуществом является то, что с помощью такой системы меньше людей будет умирать по причине долгого ожидания, требуемого для пересадки нужной части организма.

Федеральный Закон N 4180-I регулирует охраняемое легальное пространство, в котором находится такой вид деятельности, как трансплантация, ведь она вполне легальна. Как гласит законопроект, пересадка какого-либо органа от живого или усопшего человека возможна в том случае, если есть шанс сохранить жизнь больного. Вышеупомянутое действие является, скорее, исключением. Медики к такому прибегают лишь тогда, когда больше не остается никаких других выходов из ситуации, а вероятность смерти пациента очень высока. Положение закона утверждает, что пересадка возможна в случае, если человек согласен и на него не оказывается никакого давления, а также это не принесет ему значительного вреда.

В большом количестве стран необходимые внутренности и ткани возможно получить следующими способами:

  • Бескорыстная передача органов родственниками пациента.
  • Бескорыстное изымание органов усопших людей.

Для проведения операции нужно разрешение суда. Отказ может последовать если у донора присутствует какое-либо психическое расстройство или он является, или являлся заключенным исправительного заведения.

Статистика

Большим спросом пользуются почки, а также печень. Как утверждают источники, из 70 тысяч операций именно 50 тысяч приходятся на почки. При этом около 7-10% – это незаконная трансплантация органов. Пересадка роговицы – это наиболее частая трансплантируемая ткань. Больше всего пересадок осуществляют США. Небольшая таблица для общего понимания картины.

Орган Количество пересадок в мире за год Количество пересадок в России за год Количество пересадок в США за год
Почка 26 000 единиц От 600 до 800 единиц 10 000 единиц
Печень От 8 до 10 000 единиц От 5 до 10 единиц 4 000 единиц
Сердце От 3 000 до 4 500 единиц От 4 до 6 единиц До 2 000 единиц
Поджелудочная железа 1 000 Было несколько операций Не меньше 100. Точных данных нет
Орган Цена
Печень От 20 000$ до 150 000$
Сердце От 250 000$
Почка От 10 000€ до 100 000€
Поджелудочная железа 45 000$
Роговица 5 000$

Незаконное изъятие органов для трансплантации у детей

К сожалению, но черный рынок также изымает внутренности детей. Зафиксировано множество случаев кражи или перемещения ребенка заграницу путем обмана для дальнейшего оперирования. В 1992 году в большом городе Сибири правоохранительные органы пресекли незаконную деятельность компании, членами которой были медики. Вышеупомянутые особи искали неблагополучные семьи и путем обмана, подтасовывая факты, требовали сделать срочную операцию.

Еще одним примером может являться Надежда Фратти. Женщина вывезла около 850 детей-сирот в Италию, где те, по словам ФСБ России, бесследно исчезли в различных медицинских центрах. Фратти осудили за дачу взяток и подделку документов, которые дают право на усыновление ребенка.

Читать еще:  Нефрология: диагнозы, заболевания, терапия

Зачастую детей продают с помощью акушеров, сотрудников или владельцев детских домов. Зафиксированы случаи продажи ребенка родителями из Новосибирска. Отец Игорь Лесных и его супруга Ольга Ямщинина решили продать свою дочь и искали покупателей еще до того, как она родилась. Девочку согласились отдать за 10 000 долларов. Во время обсуждения их уведомили о том, что ребенка отдадут на органы. Супружеская пара была не против этого.

В начале 2000-х годов Нина Ткачева собиралась отдать своего внука на черный рынок, где его должны были распродать на органы. Делала она это ради получения финансовой выгоды. Сотрудники МВД в Рязани притворились покупателями. Вскоре женщина предложила ни много ни мало – 90 000 долларов. После проведенной сделки бабушка отдала медицинскую карту внука и все остальные документы сотрудникам правопорядка. Ее задержали и приговорили к 4,5 годам лишения свободы.

Способы принуждения к пересадке

Ни один здравомыслящий человек не станет отдавать часть своего тела, подвергая при этом опасности свое здоровье. Чаще всего злоумышленники пытаются «давить» на жертву, чтоб та преодолела инстинкт самосохранения и пошла на риск.

Такие принудительные меры разбиваются на две группы:

  • Запугивание физической силой.
  • Запугивание путем психологического насилия. (Часто это угрозы физической расправой).

Уголовный Кодекс Российской Федерации имеет большое количество составов преступлений, которые подпадают под определение «физическое насилие». Туда входят:

  • Истязание.
  • Побои на теле человека.
  • Ущерб здоровью. Тяжесть может быть легкая либо средняя.
  • Нелегальное лишение свободы

Психологическое насилие зачастую включает в себя угрозы в сторону жертвы, которые принесут вред здоровью потерпевшего. Как об этом информируют жертву не важно. Главное – это осознание того, что жизни или здоровью угрожает опасность. До сих пор не до конца разрешен вопрос насчет психологического воздействия на потерпевшего, когда его запугивают физической расправой над родственниками.

Некоторые эксперты настаивают на расширении статьи, так как вышеупомянутые угрозы могут привести к насилию, но есть и другие эксперты, которые не согласны с данным мнением. Они утверждают, что это не что иное, как шантаж. На сегодняшний день суды не видят здесь состава преступления. Возможно, в будущем закон будет усовершенствован или более точен.

Такой термин, как принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации появился относительно недавно. Произошло это из-за стремительного развития данной ветви медицины.

Вскоре таким видом деятельности заинтересовались криминальные авторитеты. Органы начали продавать на черном рынке. Но не стоит забывать и о хорошем: хирурги и добросовестные ученые спасли тысячи человеческих жизней путем трансплантации какого-либо органа.

К счастью, правоохранительные органы занимаются контролем и расследованием таких дел. Осуществить такое преступление достаточно сложно. Это требует, как физических, так и материальных затрат, поэтому случаи незаконной пересадки органов происходят довольно редко. В судебной практике по такому деянию на самом деле не много.

В каких странах процветает торговля человеческими органами

В ней она прямо обвинила премьер-министра Косово Хашима Тачи в убийствах 300 сербов с целью продажи внутренних органов для нужд трансплантологии. Торговля органами – развитая практика в современном мире, однако, пожалуй, это первый случай в новейшей истории, когда чиновник столь высокого ранга напрямую обвиняет другого высокого европейского чиновника. Карла дель Понте поведала миру о следственных мероприятиях, которые были проведены после событий 1999 года, когда Хашим Тачи возглавлял армию спасения Косово. Пленные сербы грузовиками доставлялись в Албанию, далее всех их ждал особый медицинский осмотр и … хорошее питание. Затем в тихих незаметных клиниках…

Торговля человеческими органами категорически запрещена. А кроме того, международное гуманитарное право запрещает использовать органы и ткани заключенных даже при наличии их согласия. Но 14 человек из разных стран собрались в Рокфеллеровском центре Белладжио в 1995 году и объединили усилия для изучения двух простых вопросов, а именно: превращения органного донорства в развитую во всем мире торгово-закупочную сеть и использования органов заключенных в отдельных странах. Международная практика органного донорства потребовала не только объединения усилий 14 человек, но и поддержки Колумбийского университета, фонда МакАртуров, института «Открытое общество» и Международного Красного Креста. Работа группы продолжается по сей день. Полный отчет (а их уже было несколько) – чтение, мягко скажем, любопытное.

К началу 90-х трансплантология стала обычной практикой во многих странах мира. Около 80% операций к тому времени были успешны, а значит, можно было уверенно говорить о грандиозном успехе новой отрасли. Только в США к тому времени количество «очередников» на получение органов для пересадки приближалось к 40000, и ежегодно 10% сердечников умирали, так и не дождавшись исцеления. Острейший дефицит органов охватывал все страны и все континенты, и одной из главных задач здравоохранения стала задача обеспечения трансплантологии исходным материалом, – свежими жизненно важными органами человека.

Предпосылки для немедленного развития, во-первых, системы торговли органами, а во-вторых, криминализации всего процесса и грубейших нарушений прав человека были налицо уже на заре развития большой трансплантологии, то есть уже к началу 80-х годов прошлого века. Рынок органов возник как само собой разумеющееся дополнение, точнее – универсальный стимулятор развития новой отрасли медицины. И, конечно же, стал катализатором формирования многочисленных криминальных и полулегальных сетей «добычи» и «сбыта» по всем странам и континентам.

В целом трафик «нелегальных» органов следовал проторенными тропами капитала в современном мире глобализации – с Юга на Север, из третьего мира в первый, от темнокожих к белым, от женщин к мужчинам.

Самым скандальным центром торговли человеческими органами (особенно почками) стала Индия, в которой по «странному» стечению обстоятельств вообще не существовало никакого законодательного контроля, поэтому отправиться из далекой деревушки в город и вернуться без почки, зато с деньгами на свадьбу своей дочери было самым обычным делом. Бэрри Якобс, американский врач, основал еще в 1983 году «международную биржу почки», и до 1990-го успешно организовывал порядка 2000 продаж в год. Впрочем, посредники не ленились отправляться в индийскую глубинку и там уже полуграмотным крестьянам рассказывать любые сказки. Конечно, брокеры от трансплантологии нагрели руки на дремучести простых индийцев так, что просто изумляешься, – т. е. зачастую оставляли несчастных «доноров» без желанных 2- 3 тысяч долларов, к тому же умудрялись работать сразу с целыми деревнями, т. е. оптом – проще уговаривать, да и дешевле.

Представители Кувейта, Саудовской Аравии, ОАЭ, Бахрейна, Омана отправлялись за почками в Индию так же, как столичные граждане отправляются на Тишинский рынок в Москве. После разоблачительных телевизионных репортажей Би-би-си Индию так и называли во всем мире – «органный базар». К тому же зачем платить от 40 до 70 тысяч долларов в европейских странах, если можно было за 15-20 тысяч получать, на первый взгляд, то же самое, но в Индии? Для здравоохранения Индии такие деньги всего за одну почку – неплохое подспорье, а сами «доноры» могут обойтись и меньшим. И только к 1995 году в Индии был принят закон, запрещающий прямую торговлю органами, но не во всех штатах, однако, по мнению экспертов, в самом законе осталось много прорех, словом, – достаточно возможностей для того, чтобы торговля до сих пор процветала. Индия все еще остается единственным местом в мире, где можно приобрести почку от живого донора, а не от трупа, в любое время суток, как в супермаркете. И, несмотря на то что по результатам исследований процент смертности после операции с индийскими органами высок, количество желающих купить орган именно в Индии не уменьшается.

Мало кто в России обращает внимание на многочисленные объявления, размещенные на различных интернет-форумах, – «продам себя частями оптом и в розницу», но уже в 70-е такие объявления вовсю публиковались в бразильских, чилийских и в аргентинских газетах. В той же Бразилии, несмотря на принятый в 1997 году специальный закон, до сих пор продолжаются судебные дела по фактам кражи детей и кражи органов, а слухи и мифы о «голубых такси-фургонах» превратились в современные городские легенды.

В Южной Африке, на родине первой в мире пересадки «темнокожего» сердца (1968 год) в «белую» грудную клетку, шокирующие слухи и факты о злоупотреблениях в полицейских моргах и торговле людьми, особенно женщинами, именно для нужд трансплантологии, заставили специальную правительственную комиссию начать расследование и принимать отчаянные меры: наследие апартеида – это вам не кот наплакал. Тем временем израильские граждане доставали живых доноров со здоровыми почками и печенью для своих прекрасно оборудованных центров трансплантологии в Восточной Европе.

К 90-м годам на рынке органного донорства появилась Турция, где встречаются и доноры, и те, кто нуждается в куске чужого тела, но, увы, в поле зрения международных правозащитных организаций эта страна попадает именно как активный центр незаконной трансплантологии.

Особое место на рынке органного донорства занимают страны, где тела всех без исключения граждан признаются государственной собственностью, а уж заключенных – тем более. До осуждения практики торговли органами Всемирной медицинской ассоциацией в 1984 году пациенты из многих азиатских стран отправлялись в Тайвань за криминальными органами в прямом и переносном смысле. Действительно, к чему просто затрачивать средства на казнь заключенного, если можно возместить убытки? Прикрыли рынок в капиталистическом Тайване, как тут же распахнулись двери социалистического Китая.

Китай до сих пор привлекает внимание всей международной общественности и правозащитных организаций. Статистика социалистической идеологии держится под сукном, но еще в октябре 1984 года правительством Китая была спущена директива великому народу, рекомендующая и, разумеется, обязывающая использовать трупы или органы казненных заключенных – почки, роговицу, печень, сердце и сердечные клапаны. Конечно, эту практику следует хранить в строжайшем секрете, указывала директива, дабы избежать ненужных негативных последствий. Органы и ткани распределялись китайским товарищам, прежде всего – ответственным работникам и членам их семей, а избыток продавали и продают представителям Гонконга, Тайваня, Сингапура, – в основном азиатским странам, которые платят порядка 30 тысяч долларов за орган.

До сих пор правительство Китая и руководство Коммунистической партии с негодованием отрицают международные обвинения, но документов, свидетельских показаний (за пределами Китая) от непосредственных участников подобной практики более чем предостаточно. В 1996 году более 6 тысяч смертных приговоров было вынесено, и по меньшей мере более 4 тысяч человек были казнены – неплохой бизнес. Антрополог Дэвид Ротман посетил в 1997 году Китай и был допущен (!) к беседам с трансплантологами и другими медицинскими работниками. Он обсудил все тонкости трансплантации и услышал все об успехах китайской медицины, но ни единого слова об источнике органов не проронили китайские товарищи.

Читать еще:  Вакцина от менингита: когда делают, побочные эффекты

А что же постсоветское пространство? Идет в ногу со временем, своей евроазиатской тропой. Ни наши чиновники, ни наши силовики не отрицают наличия криминального рынка органов в России. Специальная следственная бригада и следователи в Генеральной прокуратуре РФ, в МВД давно существуют. И дела существуют, и международные скандалы, и обвинения России в контрабанде органами.

Молдавия занимает одно из первых мест на страницах западных газет в последнее время – по утверждениям западных экспертов, нелегальный бизнес органов принял угрожающие размеры. Без комментариев.

Дела харьковских и львовских врачей запросто могут соперничать не только со знаменитым делом 20-й больницы в Москве, но и с подобными делами врачей Калифорнии и Нью-Йорка, Германии и Франции, Испании и Бельгии. Без комментариев.

Летом прошлого года в украинской прессе появилась информация о задержании представителями израильских спецслужб в Киеве членов международной банды, которая специализировалась именно на контрабанде органов. Харьков и Запорожье – известные международной общественности «заготконторы» живого золота. То же и Казахстан. Без комментариев.

Корреспонденты одной из центральных газет побеседовали с глазу на глаз с высокопоставленным украинским чиновником. Оказалось, что основным поставщиком органов из СССР в конце 80-х были детские дома. Якобы под видом лечебных туров в страны Европы, например в Германию. Многие возвращались не только без почек, но и без части костного мозга. В 1994 году ряд чиновников на Украине были осуждены за подобную «туристическую» деятельность. Без комментариев.

Впрочем, лучшие комментарии дает Генеральная прокуратура и патологоанатомы, особенно когда им на глаза попадаются при инвентаризации областных или районных больниц контейнеры с органами, предназначенными для отправки в Европу. Где это случилось? В Новосибирске? В Екатеринбурге? В 1992 году была «пресечена» деятельность одной посреднической фирмы в крупном сибирском городе, в число учредителей которой входили врачи городской больницы. Выслеживали и отбирали детей алкоголиков, бродяжек, 8-10 лет, ставили ложные диагнозы и отправляли на операции. А дальше…. На операционном столе всякое может случиться.

Книга Карлы дель Понте «Охота» вызвала немедленную реакцию сербского правительства – Министерство юстиции Сербии уже направило запросы в Албанию и Гаагский трибунал. Но даже и без официальных следственных мероприятий в одной из бельгийских газет уже появились материалы о деятельности албанской мафии, для которой одним из источников заработка является торговля человеческими органами.

Куда и кем использовались органы убитых сербов? Бессмысленный вопрос.

ЗдоровьеПродать почку:
Как устроено донорство
в России и мире

И можно ли пожертвовать органом для мужа или жены

О ДОНОРСТВЕ И ТРАНСПЛАНТАЦИИ ОРГАНОВ БОЛЬШИНСТВО ЗНАЕТ МАЛО — зато пугающих легенд о них множество: даже взрослые люди готовы пересказывать страшилки о «чёрном рынке», детях, которых «крадут на органы», наконец, возможности расплатиться с кредиторами собственной почкой. Мы попробовали разобраться, как устроено донорство в России и других странах и насколько эти байки соответствуют действительности.

Кровь и костный мозг

Самый частый случай — донорство крови; донором может стать практически любой здоровый совершеннолетний человек. Процедура длится от пятнадцати минут до полутора часов — дольше, если в процессе донации кровь разделяют на компоненты. Например, можно сдать только тромбоциты — клетки, отвечающие за остановку кровотечений. Перед сдачей крови не нужна особая подготовка, процедуру не назовёшь мучительной — но она даёт возможность оказать реальную помощь. И хотя их едва ли достаточно, донорами крови ежегодно становится множество людей — и им даже полагаются определённые льготы. Обычно человек сдаёт около 450 миллилитров — примерно десятую часть объёма в организме. Такая потеря не сопровождается серьёзными рисками, а полное восстановление состава крови занимает около полутора месяцев.

Кровь переливают в первую очередь тем, кто потерял её большой объём, например при тяжёлом кровотечении в результате аварии. В других случаях, когда клетки крови не выполняют своих задач, пациенту требуется пересадка костного мозга — органа, где и образуется кровь. Такое лечение необходимо людям с врождёнными заболеваниями крови или её злокачественными изменениями: лейкозами и лимфомами. Конечно, организм может отторгнуть «чужой» костный мозг, поэтому потенциальные доноры записываются в специальные регистры и им проводят анализ HLA-фенотипа — набора генов, отвечающих за совместимость тканей. Костный мозг, в отличие от крови, не сдаётся регулярно: даже войдя в регистр, человек может не стать донором. Это потребуется только тогда, когда появится пациент, нуждающийся именно в подходящих по HLA-фенотипу клетках.

Донорство органов при жизни

Помимо крови и костного мозга, живой человек может стать донором почки, части кишечника, печени или поджелудочной железы — то есть «парного органа, части органа или ткани, отсутствие которых не влечёт за собой необратимого расстройства здоровья», как сказано в Законе «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Понятно, что это более серьёзные вмешательства — но люди идут на них ради спасения жизни своих близких. В России проводится около 1000 операций по пересадке почки в год — из них лишь пятая часть от живых доноров. По закону, у живого человека могут изъять орган или его часть только при условии его полного согласия на это. Наконец, в России можно стать донором органа исключительно для кровного родственника: для мужа, жены или незнакомого человека пожертвовать почкой не получится. Никаких вознаграждений за это не предусмотрено — а в законе чётко сказано о недопустимости продажи органов и тканей человека.

Хотя в Рунете можно найти несколько сайтов с объявлениями вроде «Стану донором почки за вознаграждение», маловероятно, что это можно осуществить в России — в первую очередь потому, что донор и реципиент по закону должны быть кровными родственниками. На сегодняшний день донорство за деньги осуществляется, например, в Пакистане, Индии, Колумбии, на Филиппинах — и ВОЗ признаёт, что это серьёзная проблема. Клиники и компании, которые занимаются медицинским туризмом, привозят пациентов в Пакистан на пересадку почки — и стоимость этих услуг для американцев может зашкаливать за 100 тысяч долларов; донору из них достанется не больше двух тысяч. Сами пакистанские врачи-трансплантологи подтверждают, что регулирование этого вопроса слабое, а в законе есть явные нестыковки: например, кровными родственниками считаются муж и жена. По словам доктора Нурани, женщины в Пакистане настолько ограничены в правах, что в 95 % случаев родственный донорский орган берётся именно у них: жён, сестёр, дочерей.

Канадский профессор Лей Тёрнер говорит, что «транспланталогический туризм» приводит к плачевным результатам и для реципиентов органов: из-за недостаточно тщательного обследования доноров может оказаться, что почка инфицирована вирусом гепатита или ВИЧ. Возникают проблемы и с восстановительным периодом после операций, и с назначением иммуносупрессоров — препаратов, снижающих риск отторжения новой почки. Часто «туристы» возвращаются на родину без каких-либо выписок или документов, подтверждающих проведённую операцию.

Основная проблема трансплантологии — это нехватка донорских органов; в списке ожидающих всегда намного больше людей. Считается, что для решения этой проблемы нужно проводить образовательные программы и информировать людей о том, как они могут стать донорами органов при жизни и после смерти. В развитых странах донорам компенсируют все медицинские расходы, могут предоставлять страховку на случай осложнений, оплачивают транспорт или потерянную в послеоперационный период часть зарплаты. Безусловно, в таких странах, как Пакистан, важно не только улучшать законы, касающиеся трансплантации, но и работать над искоренением бедности. Как говорит в своей статье тот же трансплантолог Нурани, продажа почки для бедного населения Пакистана — это вторая возможность подзаработать. Первой остаётся продажа собственных детей.

Посмертное донорство

Список органов, которые могут использоваться после смерти, намного шире — он включает даже сердце и глаза. В России, как и во многих странах, действует презумпция согласия на донорство органов, то есть любой умерший человек по умолчанию считается донором. Если родственники пациента или он сам при жизни выразил несогласие — то органы взять нельзя, но врачи не обязаны активно задавать этот вопрос. Это привело к нескольким скандалам, когда семьи погибших узнавали о взятии органов только из посмертных выписок. Как бы ни возмущались родственники, закон в данном случае на стороне медицинского учреждения. Понятно, что потребность в донорских органах высока, и, если спрашивать разрешения родственников, всегда есть вероятность отказа — но, возможно, лучше работать над нормализацией самой идеи донорства.

Уже почти двадцать пять лет мировым лидером по трансплантации является Испания, где в 2015 году на миллион населения приходилось 40 доноров и проводилось 13 трансплантаций органов в сутки — для сравнения, в России всего 3,2 донора на миллион. Чаще всего проводится опять же трансплантация почки — это относительно несложная операция (по сравнению с пересадкой других органов), при которой обычно даже не удаляют «родную» почку, переставшую работать. В Испании тоже действует презумпция согласия, но родственников умерших деликатно спрашивают, не против ли они — этот момент показан в фильме Альмодовара «Всё о моей матери». Статистика говорит сама за себя: если отказы и бывают, то крайне редко — и это связано с хорошей информированностью населения и тем фактом, что донорство практически считается нормой. В каждой больнице есть персонал, обученный соответствующим беседам с семьёй, а также специалисты и оборудование для, собственно, взятия органов.

В России трансплантационных центров мало: в 2014 году пересадка почки проводилась в 36 центрах, печени — в 14, сердца — в 9, и более половины всех операций приходится на Московский регион. Из-за значительных расстояний жителям большей части страны трансплантация практически недоступна. Возникает порочный круг: донорство и пересадка остаются редкостью, люди мало о них знают и не хотят соглашаться на взятие органов у их близких, в результате чего распространённость донорства не повышается. Ситуация вновь упирается в недостаточную осведомлённость пациентов, как и в недостаточное оснащение клиник.

Репродуктивное донорство

Говоря о донорстве, стоит упомянуть и сдачу спермы и яйцеклеток. Стать донором спермы может практически любой молодой и здоровый мужчина (некоторые клиники, правда, высказывают пожелание к «хорошим внешним данным»); при определённой регулярности на этом можно заработать до 20 тысяч рублей в месяц. С яйцеклетками сложнее: сначала нужно пройти курс стимуляционной терапии — это ежедневные инъекции гормонов. Сама процедура занимает около получаса и выполняется через влагалище, то есть без разрезов кожи. В России донор яйцеклетки может совершенно легально получить компенсацию порядка 80 тысяч рублей. При сложностях с наступлением беременности женщина может стать донором яйцеклетки и для самой себя: после оплодотворения «в пробирке» эмбрион подсаживают либо биологической, либо суррогатной матери.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector